После "Джайлыка"

Фотоальбом Алтайская экспедиция 1992 года: участники и озеро Шавло
Фотоальбом "Визбор, Левин и Альпы"
Спорили ли Вы против двух мастеров М.К. по альпинизму, находясь между 1 разрядом и кмс?
Ала-Арча. 1996 год
Обращение
Желающие участники могут завести почтовый ящик на сайте
Крым - 2012
Альпы зимой 2012 года
С Новым Годом!
Приэльбрусье. хребет Адыр-Су
хребет Адыр-Су. гора Уллу-Тау
хребет Адыр-Су. перевал Суллукол
хребет Адыр-Су. перевал Койавган-ауш
хребет Адыр-су. перевал Местийский
Приэльбрусье. ущелье Адыр-Су
Адыр-су - 2011
Фотоальбом \"Когда мы вернёмся..\" Адыр-Су. Ностальгия
Фотоальбом
НеПутевые заметки о поездке на Кавказ в Приэльбрусье с 3.07 по 18.07.2009 г.
Пик Победы - 2008
Хан-Тенгри - 2008
Накануне юбилея. Статья в журнале «Кавказская здравница», 8 октября 2009 г.
Под пиком Ленина в июле 2009 года
Безенги - 2007
Шихан. Открытие сезона. 26.04.09
Весна! Открытие сезона. Выборг - апрель 2009.
Альпинисты-пограничники АГЛК "Джайлык"
О разделе

Под пиком Ленина в июле 2009 года

Опубликовал: Сергей Мухин
Дата публикации: 02.10.2009
Раздел: После "Джайлыка"





 

 

          13 июля 1990 года в 19:45 в результате землетрясения на склоне пика Ленина произошел гигантский снежно-ледовый обвал, уничтоживший высотный лагерь №2 (5300 м, «сковородка»). Размер сошедшего снежно-ледового склона составлял около 1 км вверх по склону и шириной около 1.5 км. Только двоим обитателям этого лагеря удалось спастись. Сорок три человека погибло, 25 из них - из Ленинграда, это была команда молодых альпинистов готовившихся к восхождению на Эверест в 1991 году. В спасательных работах, проводившихся более 2 недель было обнаружено только 3 тела (сразу же в первый день). Остальные были видимо сметены сошедшей лавиной в ледопад и погребены под многометровой толщей смёрзшегося снега и льда. Подобной по масштабом катастрофы в горах до этого не происходило. Это случилось в пятницу...

 

43
43
 

          В 2007 году после многолетнего интенсивного таяния ледника на его поверхности стали обнаруживать останки погибших. В том же году найденные останки были захоронены у мемориального камня (установленного в 1991 году на поляне в верхней части течения речки со стороны Международного альпинистского лагеря).

 

          13 июля 2009 года из аэропорта «Пулково» вылетел самолёт, доставивший в Ош небольшую команду для поиска и захоронения тел погибших в той лавине. Участвовало в этой поездке 7 человек. Самому молодому из нас 51 год, самому старому - 63.

 

          Работа предстояла непростая, психологически и эмоционально тяжёлая. Возможно поэтому желающих выполнять её не оказалось среди более молодых альпинистов... Большинство из нас - в прошлом КМС-ы, инструкторы, спасатели, двое - «снежные барсы», 3 кандидата наук и один доктор, профессор университета. Четверо из нас длительный период не выезжали в горы.

 

Лёша Корень
Лёша Корень
 

          Среди нас - Лёша Корень один из двоих выживших в той катастрофе. В тот год он в седьмой раз поднимался на пик Ленина. Он был один в палатке, стоящей на краю лагеря у склона в. Раздельная. Ударной воздушной волной его выкинуло из спальника и палатки, и он пролетел вместе с лавиной около 600 метров, получив лишь ушибы спины; лавина кидала его гнула на излом и последнее, что ему запомнилось - падение с серака высотой метров 25... Один, без обуви, он начал спускаться, обнаружил в сумерках и вытащил из-под снега ещё одного уцелевшего альпиниста из Чехословакии, намотал ему и себе на босые ноги обрывки одежды и, разбросанные повсюду. Всю ночь в темноте они спускались по леднику к лагерю №1, который светился огнями - там, в припорошенном снегом от сошедшей лавины лагере, уже готовилась спасательная операция...

 

          Организовала эту поездку ФА Санкт-Петербурга во главе с Олегом Капитановым, ответственный секретарь федерации Виктор Леонов возглавил нашу команду. Он решал все вопросы по организации поездки и поиска спонсоров (в числе которых был и он сам). Компания «Аксай - Трэвэл» (г. Бишкек, Кыргызстан) любезно предоставила нам свои услуги по размещению (в Оше, Ачик-Таше и лагере №1 на 4500 м), питанию и доставке в Ачик-Таш и обратно.

 

лагерь
Лагерь «Аксай - Трэвэл» в Ачик-Таше
 

          14-го июля вечером мы приехали в Ачик-Таш, в лагерь «Аксай - Трэвэл». Нас там уже ждали. К нам подошёл сотрудник-гид Виталий Акимов и мы договорились, что он нам покажет место, где в прошлом году были им были обнаружены 2 вытаивавших изо льда тела.

 

Вертолёт
Вертолёт
 

          Наутро выяснилось, что будет вертолёт за приболевшим поляком и он подбросит наш рабочий груз до лагеря №1. В вертолёт вместе с грузом взяли только троих наших - Лёшу Корня, Виктора Сопунова и Володю Полищука. Они разгрузили нашу поклажу в предоставленные палатки и первые из нас ощутили высоту - как-никак перелёт был с 3700 м. на 4500 м., сходили в леднику, сообщили по связи нам, что там снега по пояс и поиск пока невозможен, и к вечеру спустились в Ачик-Таш. Пришли они в лагерь очень уставшие, ещё бы - в первые сутки оказаться заброшенными на такую высоту. Одному из них повезло, проезжавшее мимо попутное «конное такси» за 1000р. предложило ему подбросить до нижнего лагеря, чем он с удовольствием и воспользовался.

 

          Первые 3 дня - с 15 по 17 июля мы готовили место захоронения и для акклиматизации ходили до луковой поляны и перевала. Стояли солнечные жаркие дни и на леднике снег уже растаял.

 

вид с перевала
Вид на пик Ленина с перевала
 

          18 июля четверо из нас - Лёша Корень, Витя Сопунов, Володя Полищук и я - вышли для работы на ледник, а Витя Леонов, Саша Петленко и Саша Головин остались доделать место захоронения и оформить у местных районных властей выделение 1 га земли для мемориального кладбища и разрешить захоронение именно в этом месте у памятного камня. Формальности, но Киргизия - уже другое государство и все подобные дела требуют официальных разрешений. Накануне вылета в Ош у нас на руках были официальные бумаги от правительства Киргизии с обещаниями содействия и помощи (добытые по просьбе и при участии председателя Совета Федерации Сергея Миронова, однокашника Виктора Сопунова по Горному институту).

 

нас ждали
Санёк Качесов, Лариса Ким и Хуан Валеньюс
 

          На подходе к лагерю лагерь №1 на 4500 м. нас встречали, гид (портер) Аксай-Трэвэл - Санёк Качесов из Усть-Каменогорска - помог поднести мой рюкзак. На подход к лагерю я потратил примерно 6 часов. В принципе, дошёл неплохо, ведь это был 4-й день в высокогорной зоне, но, когда мне Санёк предложил помощь, я не смог отказаться. Так всегда бывает: впрягёшься и не замечаешь что вымотался, пока кто-нибудь не предложит передохнуть. (а передохнУть - всяко лучше, чем передОхнуть...) Да и в горах давненько не был. Говорят, что организм забывает о высокогорных особенностях, и чем дольше там не бываешь, тем тяжелее происходит адаптация.

 

Рустик
Рустам Раджапов (где же мы виделись?)
 

          У палаток в лагере нас встретил парень (комендант лагеря), сильно напоминавший мне кого-то и голосом и внешне. Представился Рустамом и я сразу ему сказал, что где-то раньше его видел и общался с ним, вот только не помню где. Он тоже подтвердил это и тоже перечислял - где же. Так мы первый вечер и на следующее утро друг друга спрашивали: там ли, а может там?.. Но с каждым разом я чувствовал, что с этим человеком что-то связано у меня, а вот что - никак не вспомню. И только вечером, когда мы вернулись с первого дня работы на леднике, он встретил нас и ещё издали крикнул - «Зиндон, 1987 год, помнишь? Мы тогда на пике Высоцкого на 5Б в двойке попали в аварию, сорвался мой напарник, Марат» Тут я его сразу вспомнил, - это же Рустик и его напарник Маратик и были те двое с ташкентских сборов Эльчибекова, что тогда попали в историю!.. Радости было - через край! Мы обнялись и я стал расспрашивать его о их ребятах, что мне запомнились тогда. Выяснилось, что двойка парней их Ферганы - Володя Плахотный  и Фридрих Гоффард- с кем я общался из эльчибековцев, 4 августа этого же года, то есть через пару недель после их отъезда из Зиндона, погибли в лавине вместе с Смирновым Геной (г.Самарканд), Сарафанкиным Юрой (г.Чирчик) и Быковым Борисом (г.Ташкент) на тренировочном восхождении на пик Орджоникидзе производя забросу грузов перед участием в чемпионате СССР в классе траверсов. Восемь человек было унесено лавиной и только троим из них удалось спастись, в числе везучих был и Рустам, пролетевший в лавине ~ 600 метров. Уже по возвращении в Ош на базе мы встретились с Андреем Студениным (из последнего состава команды САВО Ерванда Ильинского), который тоже был там под пиком Коммунизма в то время, и он рассказал в долгой ночной беседе о той трагедии, - они тоже должны были выйти на тот маршрут, но отказались из-за его высокой лавинной опасности, а эльчибековцы - пошли... А тогда, на пике Высоцкого срыв произошёл в самой верхней части стены, Марат сильно травмировался, пролетев около 40 метров, а Рустам тоже ударился каской при его задержании, но поднял его к себе на станцию, оказал помощь и вызвал спасотряд. Тут же начались спасработы и группа эльчибековцев вышла к ним через вершину. Спасработы проходили силами ташкентских сборов и нас не привлекали к ним. Только так получилось, что мы на следующий день должны были выходить на Сарышах и, встав затемно рано утром, я узнал от таллинского начспаса, что он отдал обещанную нам для выхода ракетницу группе из Таллина и, ничего не объясняя, предложил нам на ломанном спать дальше. Все улеглись, а я, будучи руководителем не случившегося выхода на гору и уже приготовивший завтрак ребятам, сидел у костра и горевал. Тут к костру подошёл радист сборов Эльчибекова, я напоил его чаем и накормил, мы с ним разговорились. Он всё время был на связи, так как прямая радиосвязь пострадавшей группы и спасателей была затруднена и он транслировал информацию (маршрут находится в левом Зиндоне, а спасатели поднимались из правого). Так я стал свидетелем той спасаловки и кое-что даже в деталях помню... Рустик был всю ночь на связи и опекал Марата, так проходило наше «заочное» общение, впрочем, мы с ними общались и раньше, ещё на забросках грузов с низу к лагерю у озера Большое Алло, как и с теми двумя ферганцами. Эльчибеков тогда ещё привез группу американским альпинистов, с которыми тоже было интересно пообщаться... Сидим с радистом на связи, разговариваем, переживаем за ребят, костёр уже потух, солнце взошло, мои ребята дрыхнут в палатках и тут неожиданно раздаётся сильный хлопок, я вскакиваю и вижу над пиком ВЭИ ракету от «нашей» ракетницы, поднимаю наше отделение - и мы бегом на «свои» спасы к группе таллинцев (так как мы были собраны на гору, то нашему отделению выпало снимать пострадавшего,- но это уже другая история). Возможно той ракетнице была судьба сработать в то утро и так случилось, что это произошло не в нашей группе, впрочем - кто знает?.. К вечеру, когда мы спустили пострадавшего в лагерь, эльчибековцы тоже спустили Марата. Вот так мы и «породнились», что ли. А в памяти всё это осталось ярко, отчётливо и остро. В общем, не передать словами как я был рад снова встретить Рустика! А он за эти годы уже взошёл на Эверест, совершал другие восхождения в Гималаях, был на Мак-Кинли, а в прошлом году - трижды поднимался на пик Ленина и дважды на Хан-Тенгри, работая гидом.

 

встреча
Вот так встреча !
 

          В первый день нашего пребывания на леднике случилось ещё одно долгожданное событие - был открыт летний сезон восхождений на пик Ленина - взошёл первый в этом сезоне человек. Им оказался француз Винсент (Henaff Vincent), ски-альпинист, инструктор горного спецназа Франции. Взошёл он на лыжах, до этого предварительно 2 недели делал попытки, но постоянно валящий снег не дал ему их закончить с успехом. Вообще, у нас была многоликая, разно говорящая (изъясняющаяся на кривом английском языке), но очень дружная и общительная компания,- кроме нас тут были испанцы, иранцы, швед, швейцарец, немец...

 

Винсент (Henaff Vincent)
Винсент (Henaff Vincent)
 

          Наша работа на леднике была проведена в течение 4-х дней. На леднике мы нашли то, за чем приехали туда. В этом нам очень помог Виталик Акимов. Было сделано немало находок. Ледник открыл россыпи предметов сброшенных лавиной с лагеря на «сковородке». Леша Корень нашёл обрывки ткани от своей палатки, на следующий день - ледобуры собственного изготовления, карабины и свои кошки (которые тут же надел на ботинки), - и всё это в хорошем состоянии! Но большая часть предметов, что мы нашли, была переломана или разорвана: обломки разных стоек от палатки, остатки ботинок, остатки одежды, верхние части айсбайлей, карабины, системы, самостраховки, фотоаппарат, посуда, валенки... Найдены паспорт и записная книжка гражданина Германии Шванд Ральф (информация об этом передана русскоязычному жителю Берлина, который подошёл к нам из соседнего лагеря). В первый день мне удалось извлечь изо льда жетон спасателя №9262, по которому вскоре был установлен его владелец. Им оказался Голубев Владимир. Находившиеся тут же останки можно было уже считать идентифицированными. Находка эта случилась настолько неожиданно, что вызвала у меня шок и целую бурю эмоций! Такой вот «подарок судьбы»...

 

ледник
Ледник
 

          В течение 3-х дней мы занимались этой работой и на 4-й день отправили груз на лошадях в Ачик-Таш, где его приняли и захоронили. На четвёртый день провели завершающий осмотр ледника и обнаружили ещё останки и вещи. В той части ледника, в правой нижней, непосредственно под склоном пика Раздельный, где мы работали не было оставлено на поверхности практически ничего. Выше на ледовых сбросах и далее вверх на верхние ступени ледника мы не поднимались. Те места представляют собой сильно разломанный ледопад с множеством трещин, местами закрытых снежными пробками. Искать в тех условиях практически невозможно и небезопасно. Поэтому руководителем было принято решение после окончательного осмотра ледника на 5-й день спускаться вниз с последними нашими находками.

 

работа
Работа
 

          Вообще, сама по себе эта работа, по-моему, должна проводиться каждое лето. Надо регулярно осматривать эту часть ледника (раз в три дня, хотя-бы, в зависимости от количества регулярно выпадающего и таящего снега) и при обнаружении останков незамедлительно провести их извлечение. Ситуация с ежедневно посещающими это место грызунами (видимо, ласки, или куницы) заставляет действовать именно так. Оставленные на поверхности ледника в прошлом году два тела к нашему появлению там в этом году были практически растащены по леднику в виде мелких фрагментов. Активное поведение грызунов мы обнаружили и в завершающий день на леднике - мы увидели как по свежему снегу с морены вверх тянулись несколько цепочек их следов... Эти следы уходили в пустоты снежных пробок, закрывших трещины в самой верхней части, непосредственно у ледопада. Видимо там, в глубине ледника они нашли ещё что-то.

 

ледопад
Ледопад
 

          Уходили мы вниз из гостеприимного лагеря с горьким чувством расставания с нашей дружной компанией. Уходить не хотелось. Работа была сделана не вся - внизу ещё предстояло произвести захоронение и привести его в надлежащий вид... И чем дальше от лагеря я спускался, тем тяжелее было от ощущения, что всё закончилось: и наша работа, и общение с друзьями и просто прекрасными людьми в верхнем лагере, какое-то чувство - будто навсегда потеряно что-то важное; но всё же я чувствовал, что что-то хорошее уносил в своём сердце...

 

Проводы

 

 

          На следующий день мы провели захоронение своего груза и постарались оформить это место как можно лучше.

память

 

          А на следующий день мы пошли на пик Петровский (4900м.), но я не дошел до вершины, разболелась голова,- сказалась накопившаяся усталость и физическая, и эмоциональная (ни одного полноценного дня отдыха у нас практически не было в течение 12 дней).

 

пик
Прощальный вечер

 

прощай

Прощай !

          А на следующий день - мы уже поехали в Ош, где провели весь следующий день, сходили по традиции на Сулейманку и ночью сели в обратный самолёт.

 

          В конце своего рассказа хотелось бы отметить очень радушное и доброжелательное отношение ВСЕХ, кто встречался нам, был с нами рядом. Всегда чувствовалась и оказывалась поддержка и понимание. И в верхнем и нижнем лагере к нам с любопытством подходили люди, узнавшие от кого-то для чего мы тут находимся, просили сфотографироваться всех с ними...

 

          А по возвращении домой ко мне пришло ощущение, что эта поездка стала едва ли не самым важным событием за многие последние годы в моей жизни.

 

 

 

 




Количество просмотров: 13