Эхо гор

Пять маленьких точек
Вячеслав Ракитский. Выступление на вечере альпинистской песни памяти Анатолия Мошникова.
Горы
Старый Джайлык. Стихи
"Высота". Фильм Руслана Ганущака
Домбай-Ульген – эпизоды горы зубра
Кезо
Ленинакан - 88
Даша и Маша
Москва – Рига – Душанбе – Москва! С лёгким паром!
Пик Корженевской
Пик Ленина (непринуждённые беседы с Ильичём)
Рояль в горах (почти невыдуманный рассказ)
Сугран. (абсолютно правдивый рассказ)
Три начала альпинизма
Чегет – Чау – Тана (невыдуманный рассказ)
Я же говорил, что он профессор!
Памирский дневник
от Гумачей до Койавгана
Закрою сердце гитарой...
Об ущелье с любовью
Несмотря на обстоятельства..
По склону лыжники..
Как всё-таки здорово жить!!!
Стихи Виталия Форостяна
золотая осень..
Уехать..
Холодная ночёвка
Стихи Виталия Форостяна, Галины Крайновой (Шаталовой) и Максима Нестерова
Василий Кобяков. ПЕРПЕНДИКУЛЯРНЫЙ МИР. Стихи и песни о горах
Ностальгия-3
Помнишь, да?
"Непогода в горах"...
Поехали в горы!
За тех, кого люблю...
Ностальгия-2
Воспоминания "новичка"
Ностальгия

Даша и Маша

Опубликовал: Геннадий Арутюнянц
Дата публикации: 09.03.2012
Раздел: Эхо гор


 

         – Завтра  будет   новый  заезд  участников.  Сможешь  сходить  в  Верхний  Баксан  и  встретить  их?    –  спросил  начуч,  и  добавил,    –  заодно  купи  мне  каких-нибудь  конфет  и  что-нибудь  к  ним.

         – Хорошо,  – ответил  я,  – завтра  буду  в  Тырныаузе,  мне  надо  сфотографироваться  на  удостоверение  “Спасотряда”,  и  на  обратном  пути  заеду  в  Верхний  Баксан.

         Тырныауз – город  добытчиков  вольфрама  и  молибдена.  Говорят,  что  это  второе  месторождение  в  мире.

         Городок  небольшой,  деловой,  весь  лежит  вдоль  дороги,  идущей  по  ущелью.  На  крутых  склонах  плавно  двигаются  вагонетки  с  рудой.

         Пока  ждал  фотографии,  захотелось  пить.  Подошёл  к  колонке  с  привязанной  к  ней  кружкой.  Одновременно  со  мной  к  колонке  подошла  молодая  горянка  с  ведром.  Статная,  высокая.  На  ней  длинное  до  пят  платье.  Весь  её  лик  излучал  гордую  независимость.  Лёгким  движением  руки,  молча  приглашает  меня  к  колонке.  Я  подставил  кружку,  давлю  на  рычаг.  Рычаг  тугой.  Увеличиваю  нажим  и  вдруг – нечто  похожее  на  фонтан  вырвалось  из  моей  кружки.  Вся  вода  выплеснулась  мне  и  девушке  в  лицо.  Я  был  порядком  смущён  своей  неловкостью.  На  лице  горянки  не  дрогнул  ни  один  мускул.  Вторая  попытка.  Нежно  нажимаю  рычаг – тот  же  результат,  тот  же  фонтан,  вновь  наши  лица  залиты  водой,  как  и  прежде  она  стоит  как  монумент,  как  непоколебимая  скала. Её  лицо  не  выражает  никаких  эмоций.  Извиняюсь,  пью  несколько  капель,  чудом  оставшихся  в  кружке.

         Нет,  этот  народ  нельзя  покорить,  лучше  даже  и  не  пытаться.

         Получив  фотографии,  отправляюсь  в  Верхний  Баксан.

         Я  приехал  во  время – большой   Иткольский  автобус мягко  подкатывал  к  остановке.  Из  дверей  шумно  и  быстро  начали  вываливаться  ребята  с  большими  рюкзаками,  затем  возникла  заминка,  и  долго  никто  не  появлялся.  Наконец  появилась  элегантная  туфелька  на  высоком  каблучке,  за  нею  вторая,   развевающееся красивое  платье  и,  наконец,  сама  –  юная  обладательница  этого  гламура.

         Вновь  возникла  заминка – и  всё  повторилось.  Девушки  оказались  очень  похожими  подруга  на  подружку,  почти  близнецы.  Следом  за  ними  медленно  и  торжественно  стал  выплывать  большой  красивый  чемодан.  Девушки  смущённо – недоумённо  озирались  по  сторонам.  Одна  из  них,  набравшись  смелости,  обратилась  к  высокому  парню,  который  держался  увереннее  остальных.  По  всему  было  видно,  что  парень  в  горах  не  первый  раз.

          –  Простите,…а  где  здесь  у  вас… море?   –  неуверенным  голосом  спросила  девушка.

          –  Вы  приехали  по  путёвкам  в  “Джайлык”?    –  поинтересовался  он.

          –  Да,  да,    –  дружно  закивали  головами  девушки. 

          –  Тогда,  видите  крутой  подъём?  Потом  по  ущелью  тринадцать  километров  пешком.  Там  будет  альплагерь,  в  котором  суровые  инструктора  будут  три  недели  над  вами  издеваться,  заставляя  делать  зарядку,  и  если  будете  хорошо  себя  вести,  вас  поведут  на  высокую  гору.  И,  если  будет  хорошая  погода,  вот  тогда  вам  покажут  море.

          На  лице  девушек   возникла  недоверчиво – смущённая  и  тревожная   улыбка.

          Спутники  девочек  отнеслись  к  ним  участливо,  с  пониманием.  Быстро нашлись  и  запасные  кроссовки,  и  спортивные  костюмы.  Чемодан  беззаботно  раскачивался  на  палке,  которую,  по  очереди  меняясь, несли  парни.

          Долгий  путь   по   тропе  ущелья  позволил  мне  наблюдать  удивительную  эволюцию  девушек  от  рафинированных  VIP – девиц,  привыкших  ко  всеобщему  вниманию,  до  симпатичных  девчушек,  восторженно  озирающих  красоту  горних  высей.   Красивые  платья  и  туфельки   как   по   волшебству   превратились  в  спортивные  костюмы  и  кроссовки  заметно  большего  размера.

          Двое  парней  держались  с  двух  сторон  за  палку,  на  которой   покачивался  в  ритме  блюза  большой  красивый  чемодан.  Свободные  руки  парней  нежно  сжимали  ладошки   девочек.  Откинув  назад  головы  и  озираясь  по  сторонам,  они  что-то  восторженно  говорили.  По  всему  видно  было,  что  суровая  красота  ущелья   не  оставила  их  равнодушными.  Так  и  шли  они,  взявшись  за  руки,  весело  болтая  обо  всём  сразу,  разглядывая  удивлёнными  глазами  неописуемую  красоту  ущелья,  вдоль  которого  в  два  ряда  стояли  каменные  великаны  в  белых  папахах.

          На  следующий  день,  когда  прибывших  ребят  распределяли   по  отделениям,  девочки  наотрез  отказались  от  предложенной  им  группы  туристов.  Видимо,  парни  за  время  путешествия  по  ущелью  сумели  обратить девушек  в  свою  веру. 

           Обе  девочки  попали  в  моё  отделение.  Мне  кажется,  я  предчувствовал  такой  поворот  сюжета.

           Инструктора  сочувственно  похлопывали  меня  по  плечу,  приговаривая:  

           – Ты   не    расстраивайся – два,   три   дня – и   они  сами  запросятся  в  туристы! 

           – Да,  что  вы  меня  все  жалеете,  – возмутился  я, – а  хотите  пари:  девицы  пройдут  всё,  что  положено  и  получат  свои  значки.

           На  первой  же  зарядке  мне  начало  казаться,  что  я  погорячился,  предложив  пари.  Девушки  не  очень  напрягались.  По  всему  было  видно,  что  такой  ранний  подъём  для  них   это  какая-то  душевно – телесная  травма. Но  постепенно,  видя  старания  других  ребят,  они  и  сами  стали  демонстрировать  какое-то  усердие.

           Их  отношения  с  остальными  ребятами  постепенно  приобретали оттенок  душевности  и  дружелюбия.  Нагрузки  я  старался  увеличивать    не слишком  резко,  чтобы  не  шокировать  их  нежные  урбанизированные  натуры.  Места  для  занятий  выбирались  максимально простые  и  заведомо  безопасные.  Кроме  того,  парни,  с  которыми  девушки  познакомились  ещё  во  время  путешествия  по  ущелью,  трогательно  опекали  их.  Постепенно  моё  отделение  превращалось  в  дружную  команду.

           – Завтра  день  отдыха  и  подготовки  к  первому  выходу.  А  после  обеда  будут  соревнования  по  волейболу.  Так  что  готовьте  команды,  – громко  объявил  дежурный  инструктор.

           Эту  новость  ребята  встретили  с  энтузиазмом,  и  даже  Даша  с  Машей  выразили  готовность  поиграть  за  команду – оказалось,  что  в  школе  они  ходили  в  волейбольную  секцию.

           На  следующий  день  вместо  зарядки  мы,  раздобыв  мяч,  пошли  на  площадку  и  немного  поиграли.  Девочки  играли  вполне  прилично,  у  них видна  была  какая-то  сноровка  и  ловкость.  У  меня  появился  некоторый  оптимизм  относительно  соревнований.

           После  завтрака  была  проведена  жеребьёвка,  по  которой   нашей  дружине  выпал  трудный  жребий – играть  с  командой  инструкторов.  В  нашей  команде  двое  парней  играли  вполне  прилично,  да  и  Даша  с  Машей  оказались  вполне  “на высоте”.  Команда  инструкторов  выглядела  весьма  внушительно,  но  я  психологически  “накачал”  своих,  приободрив  словами:  “Это  же  инструктора – они  без  рюкзаков  не  чувствуют  себя  спортсменами,  поэтому  играйте  смелее,  нахальнее.  Победа  будет  за  нами”. 

           Игра  проходила  с  переменным  успехом.  Недостатки  техники  вполне  компенсировались  повышенным  энтузиазмом.  За  команду  инструкторов  играл  сам  Шалико  Маргиани.  Это  придавало  солидность  команде  инструкторов.  Все  помнили  его  внушительный  лик   по  фильму  “Вертикаль”, где  у  него  была  маленькая,  но  эффектная  роль  инструктора  КСП.  Он  стоял  в  кадре  с суровым  лицом,  пока  радист  “делал  погоду”.   Шалико  играл  не  суетливо,  с  достоинством,  но  в  этом  была  его  слабая  сторона,  ибо  временами  требовалось  шустрить.  Допустив  несколько  оплошностей,  он  выразил  неудовольствие  судьёй,  сидящим  на  высоком  железном  кресле  над  площадкой,   медленно  и  внушительно  стал  подниматься  по  ступенькам.  Добравшись  до  судьи,  роль  которого  играл  разрядник  в  очках,  Шалико  вырвал  у  парня  свисток  изо  рта  и  коротко  приказал:

           – Слезай!

           Парень  безропотно  слез.  Шалико  занял  его  место.  Игра  продолжилась,  но  теперь  инструктора  играли  впятером,  и  это  минимальное  преимущество  сказалось  на  результатах – мы  выиграли. 

           День-ото-дня  моё  отделение  постепенно  превращалось  в  дружную  команду,  в  которой  каждый  считал  делом  чести – не  подвести  друзей,  стараться  приобрести  хорошую  форму  и  следить  за  своим  здоровьем – основой  спортивной  формы.

           В  короткие  минуты  отдыха, в  перерывах  между  занятиями  я  рассказывал  ребятам  разные  поучительные  случаи  из  инструкторской  практики. Рассказал,  как  однажды  перед  восхождением  заболел  ангиной  с  высокой  температурой,  но,  не  желая  подвести  команду,  никому  не  сказал  об  этом,  понадеявшись  на  свой  организм.  Когда  мы  вернулись  с  горы,  от  ангины  не  осталось  следа – хорошо  тренированный  организм  справился  с  болезнью.

           Даша  и  Маша  хорошо  “вписались”   в   команду,  они  вносили  в  жизнь  отделения  какую-то  другую  эстетику,  отличную  от  дружелюбно-грубоватой  непринуждённости  взаимоотношений,  распространённой  в  горах.  Парни  в  их  присутствии  следили  за  своей  речью,  из  лексикона  стали  исчезать  слова,  которые  в  других  отделениях  входили  в  норму,  допустимую,  но  которая  обычно  исчезает  в  городе.

           Несмотря  на  то,  что  девочки  стали  понемногу  привыкать  к  тяготам  лагерной  жизни,  всё  же  иногда  мне  приходилось  по  утрам   поднимать  их  из  тёплой  постели.

           Первое  серьёзное  испытание – перевальный  поход.  В  первый  день  довольно  длительный  переход.  Все  изрядно  устали.  Вечером  развели  небольшой  костерок,  придававший  уют.  Кто-то  принёс  гитару  к  нашему  костру.  Тихо,  вполголоса  звучали  песни – ребята  в  соседних  палатках  уже  улеглись. Расходиться  по  палаткам  всем  не  хотелось.  Легли  довольно  поздно.

           Подъём  был  ранним,  и  мне  с  трудом  удалось  разбудить  Дашу  и  Машу.  Отряд  уже  начинал  строиться.  Я  помогаю  девочкам  собраться.  Но  до  чего  же    не  лёгкая  это  работа – поднимать  урбанизированных,  гламурных   девиц  и  ставить их  под  рюкзак!  Отряд  уже  стоит.  Слышен  раздражённый  голос  командира  отряда  Ивана  Петровича  Леонова.  Он  всю  жизнь  ходил  в  команде  Виталия  Михайловича  Абалакова  и  знает,  что  такое  порядок.  Он  почти  кричит:

           – Где  этот  инструктор,  где  его  участницы?!!  –  кто-то  басом  отвечает:

           – Он  ей  уже  второй  ботинок  зашнуровывает.

           Из  палатки  торчит  ножка  в  ботике,  лохматая,  непричёсанная  головка. Глазки  сонные.  Она  тихо  рассказывает  какой-то  страшный  сон.  Я  нервно  шнурую  ботик!  Нет!  Я  явно  переоценил  свои  способности,  заключая  пари!

           И  всё  же  девочки  выдержали  все  тяготы  перевального  похода.

           Когда  мы  вернулись  в  лагерь  и  стояли  на  плацу,  торжественно  встречаемые  всем  лагерем,  я  спросил  девочек:

           – Ну,  как,  Дашенька  и  Машенька,  тяжело  было?

           – Ой,  не  спрашивайте.  Просто  кошмар  какой-то,  – ответила  Маша.

           – Через  два  дня  выход  на  восхождение  на  гору,  которая  называется  Тю-Тю-баши.  Вы  подумайте,  может,  останетесь  в  лагере?  Не  торопитесь  с  ответом,  подумайте.  Время  ещё  есть.

           Я  поговорил  с  парнями  отделения.  Попросил  их  быть  внимательнее  к  девочкам,  опекать  их  эти  два  дня. 

           По  альплагерю  девочки  ходили,  взявшись  за  руки.  Выглядели  они  довольно  бодрыми  и  жизнерадостными.  Кажется,  перевальный  поход  не  произвёл  на  них  шокирующего  впечатления.  Иногда  их  компания  удваивалась – с  двух  сторон  к  ним  пристраивались  парни.  У  меня  даже  появилось  оптимистическое  чувство  относительно  заключённого  пари.

           Накануне  выхода  мы  устроили  маленькое  собрание  с  чаепитием.  Заварили  чай  с  чабрецом.  Было  уютно  и  душевно.  Я  завёл  снова  разговор  о  завтрашнем  восхождении.  К  моему  удивлению  девочки  решили  идти  на  гору!  Загадочная  девичья  душа!  Быть может   день  отдыха,  и  всеобщее  внимание  парней  сыграли  свою  роль.  Но,  как  бы  там  ни  было,  девицы  решили  выдержать  все  суровые  испытания  до  победного  конца!

           Когда  мы  сидели  всей  командой  на  спортивной  площадке,  обсуждая  завтрашний  выход,  к  нам  подошёл  один  из  моих  друзей – инструкторов с  открытой  книгой  в  руках.

           – Я  только  зачитаю  несколько  строк  из  очень  полезной  книжки – здесь  про  “горняшку”  (это  болезнь  такая,  в  горах  бывает),    –   сказал  он  и,  многозначительно  посмотрев  на  девочек,  начал  читать:

           – Всегда  худо,  если  прижимает  горная  болезнь – опасная,  лихая,  подкрадывающаяся  незаметно.  За  горло  она  поначалу    берёт  ласково,  лишь  потом  расходится.  И  чем  лечится  от  неё,  какими  таблетками – неизвестно.  Нет  ни  таблеток,  ни  порошков.  Существуют,  правда,  два  дедовских  средства.  Первое – надо  немедленно  спускать  больного  вниз,  чтобы  перепад  высоты  был  не  менее  тысячи  метров.  Но  это  можно  сделать  только  на  вертолёте,  на  преодоление  же  тысячеметрового  перепада  пешком,  обычным  альпинистским  маршрутом,  суток  трое,  а  то  и  четверо  надо  потратить.  Второе  средство – пить  как  можно  больше  тёплого  чая,  есть  как  можно  больше  сахара,  но  этот  дедовский  способ  помогает  куда  меньше,  чем  первый… Первый  признак  горной  болезни – опьянение,  лёгкое,  будто  от  шампанского,  почти  невесомое,  счастливое  и  бесшабашное;  при  таком  опьянении  теряется  чувство  высоты… За  опьянением  наступает  темнота,  потом  рвота,  после  которой  течёт  кровь  из  носа,  из  ушей  и  рта,  затем… Стоит  ли  продолжать?..

           – Действительно,  стоит  ли,  –  сказал  я,  –  ты  итак  изрядно  напугал  девочек,  но  зря  стараешься – они  уже  решили  идти  на  гору.

 

           Перед  выходом,  когда  мы  уже  стояли  на  плацу,  я  проверил  все  рюкзаки  и  с  удовлетворением  отметил,  что  рюкзаки  девочек  заметно  легче. Погода  нам  улыбалась.  Светило  солнце,  на  небе  ни  облачка. 

           Когда  поднялись  на  вершину,  открылась  великолепная  панорама  всего  района.  Эльбрус  величественно  возвышался  над  своими  владениями.

           Я  подошёл  к  девочкам.

           – Видите   –  слева  от  Эльбруса  в  далекой  туманке  видно  море?  Линия  горизонта  в  горах  обычно  прячется  за  горы,  а  здесь  она  в  море  купается.  Уловите  разницу  оттенков  цвета  неба  и  воды.  Видите?  Ну,  вот,  и  осуществилась  ваша  мечта – увидели  море!

           – Но  мы  собирались  в  море  купаться.  Взяли  с  собою  купальники,  ласты.

           – Если  уж  вы  покорили  такую  вершину,  то  покорить  море – тем  более  сможете.  В  конце  смены  всегда  собирается  компания  ребят,  которые  через  перевал  идут  купаться  в  море.  А  через  перевал  для  вас –  и  вовсе не  проблема.

 



© Геннадий Арутюнянц, "Книга невыдуманных рассказов и избранных эссе"

Количество просмотров: 9