Память

Фотографии и письма Славы Котова
Вспоминая Славу Котова
Еще одна утрата
Не стало Славы Михеева
Памяти Виктора Ивановича Миронова
Не стало Михаила Семёновича Левина
Памяти Л.А. Белозеровой
Не стало Виктора Ивановича Миронова
Не стало Людмилы Белозёровой
Лёша Ильющенко. Два года
Сегодня ему исполнилось бы 60
Воспоминания о инструкторах старого Джайлыка
Фотоальбом 'Фотографии Чистякова Славы и Галайко Наташи'
Спортсмен
Прощание с Юрой Соловьёвым
Не стало Соловьева Юрия Александровича
Юрий Михайлович Малыхин. (статья на сайте "Саровский краевед")
18.08.1984. 30 лет трагедии на пике Победа
8 лет со дня гибели Петра Кузнецова
8 августа. 40 лет со дня трагической гибели Валерия Фёдоровича Мальцева
25 лет трагедии на пике Чатын
Памяти Михаила Фёдоровича Овчинникова
День рождения Виталия Форостяна
Не стало Владимира Васильевича Тамбовского
Ушел из жизни Алексей Ильющенко
16 августа - день памяти Кобякова Василия Петровича
Не стало Бори Корюхина
ЧЕЛОВЕК ИЗ АДЫРСУ. ПАМЯТИ ВАЛЕРИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА МАРКОВА (1929-1993)
Фотоальбом 'Сергей Гришутин'
ВИТАЛИЙ ФОРОСТЯН. Поклонник изящного слова
Женьке Лебедю - 60
19 августа. Светлой памяти Сергея Ляхова...
Ушёл из жизни наш друг Василий Петрович Кобяков
13 августа - день памяти Пети Кузнецова
На поляне Сулоева летом 2010 года
Лето 2007 года
Лето 2009 года
Нина
Нина
Черных Нина Евгеньевна
Виталий Форостян. Воспоминания Валерия Шакало
Виталий Форостян. Воспоминания Далиана Ласкавого
Виталий Форостян. Статья Агнессы Клоковой
Степанов Виктор Васильевич. Страница памяти
Горюн Александр Николаевич. Страница памяти
Срочно нужна фотография Саши Горюна
Объявление
Светлая память
Котов Вячеслав Викторович. Страница памяти
Шейнов Александр Владимирович. Страница памяти
Кузнецов Пётр Валентинович. Страница памяти
Овчинников Михаил Фёдорович. Страница памяти
Казаков Игорь Васильевич. Страница памяти
Ляхов Сергей Борисович. Страница памяти
Памяти Валерия Фёдоровича Мальцева. Стихотворение Василия Кобякова
Памяти Ольги Маркеловой. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Рудольфа Петровича Ефимова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Игоря Васильевича Казакова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Виктора Васильевича Степанова. Стихотворение Михаила Семёновича Левина
Памяти Виталия Форостяна. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Виктора Павловича Попова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина

Шейнов Александр Владимирович. Страница памяти

Опубликовал: Сергей Мухин
Дата публикации: 21.12.2008
Раздел: Память


 

 

 

Шейнов Александр Владимирович (Киргиз)

(1958-1992)

 

О Шейнове Саше можно прочитать здесь:

http://alpinist.biz/archives/7247  

           http://www.ex-magazine.ru/bezengi/events6.html

 

           http://magic-lamp.com.md/mountain/person/vozny/vozny.htm

 

 http://www.alpklubspb.ru/persona/sheynov.htm

 

           Вот какие воспоминания об этом человеке, жившем несколько лет в Джайлыке в домике у Руда вместе со своей семьёй (в старом Джайлыке) , прислал Эдуард Залевский.

 

           "Киргиза я знал давно, с его женой Галиной тоже в прекрасных отношениях, сын Шейнова - Андрюха рос вместе с моим сыном и даже ездили в одной коляске. С Сашкой мы много вместе проводили времени, так как в ущелье Адыл-су, где я потом работал, кроме нас с женой, друзей у него не было. Многие сейчас считают себя его близкими друзьями, а тогда его гоняли по ущельям, как шелудивого котенка, да еще грозили натравить милицию, что бы не сбивал с пути нормальных альпинистов. Махинов ( нач. КСП Адыл-су) да и нач.учи лагерей сами приложили руку к тому, чтобы не давать ему нормально ходить. Я вместе с ним участвовал в чемпионате ВС СССР, только я за СКА-15, а он за Москву. Так вот, когда мы были на спасах группы Толика Носкова (в. Амстронг на Тянь-Шане) из-за того, что я дал Киргизу пару банок ананасового сока, после спасов, получил выговор от тренера с формулировкой, что нечего поить соком всяких одиночек. Перед смертью Сашка был у меня в Кисловодске и мы много говорили по поводу его, так называемых, друзей. После Канченджанги все, как- то, вдруг, стали друзьями. Я много могу рассказать про его восхождения соло, так как сам в то время этим увлекался. Мы вместе в то время лазали по сосулькам, и в Тырныаузе, и в Адыл-су и в Адыр-су. 
           Бегали на время на 1000 м по вертикали в Адыл-су: так вот - у Киргиза время на этой дистанции было 40 минут, у Бершова и Туркевича 43 минуты, Автомонов выбегал за 45 минут, я где-то за 57 минут. Я, правда, никогда не знал, что Руд Ефимов был соловосходителем, может, потом стал ходить, когда я переехал в Адыл-су, иначе я бы знал. Помню соло восхождение Киргиза на Уллу-тау по доске, по-моему в 1983 году, так вот он прошел маршрут за полтора часа до гребня. Я наблюдал в бинокль, как он шел. В сентябре 1984 году он пришел к нам в а/л Эльбрус, где я уже работал, после неудачного соловосхождения на Чатын по Мышляеву. Палец руки был раздроблен упавшим камнем в верхней части маршрута, и он спустился по пути подъема и еле дошел до нас. На предложение отвезти его в медпункт, он ответил, что его сдаст руководство лагеря ментам. Я обработал рану на руке, и он остался у нас на пару дней отлеживаться. Он и так был худой, а после восхождения потерял где то 6 - 8 кг. Хорошее снаряжение в ту пору было большим дефицитом и мы меняли самодельные пуховки и ледобуры на пластик и кошки. Кстати он сам шил пуховки, и одна из первых сшитых пуховок была Киргизом подарена мне. Так вот, когда Киргиз в 1983 году достал себе кошки и ледовый инструмент, интересно было смотреть, как он его испытывал. Ледовым инструментом он бил со всей дури по бетону у КСП, проверял на прочность. В кошках прыгал с 2 этажа КСП на бетон и когда они лопнули в одном месте он их забраковал и хотел выкинуть. На мое предложение заварить их в Тырныаузе, он их отдал мне, как негодные и взял себе другие. Он очень трепетно относился к снаряжению, так как от этого зависела его жизнь. После ремонта тех кошек, я прошел не одно сложное восхождение и они живы до сих пор, как память.

           Вообще про соло альпинистов тогда знали очень мало. Кумиром был Рейнхольд Месснер, у меня даже тогда по Кавказу прозвище было, "наместник Месснера на Кавказе", тащились от "Фантика" с его крымскими восхождениями. По-моему в 1982 году мы ставили трассы и были демонстраторами в Симеизе на "Крыле лебедя" и на "Кошке", там и общались."

           Я поделился своими небольшими воспоминаниями  о Саше с Эдуардом Залевским. Спросил - стоит ли их опубликовать?  Он ответил:

           "Я думаю, что твой рассказ только дополнит сведения о Сашке. Ведь правдивой информации о нем очень мало. Впервые я познакомился с ним в Шхельде, где он работал кочегаром. По-моему где-то в 81, или начале 82 года, когда я сдавал у Махинова на жетон. Его красный костюм до сих пор у меня, это был так называемый "костюм французского автомеханика". Киргиз все время в нем ходил. А вообще он был прекрасным другом, с которым можно было нормально и обо всем говорить откровенно, в том числе и о отечественном альпинизме. Тогда впервые мы попробовали буржуйскую технику передвижения по крутому льду- параллельное, одновременное, с использованием ледового инструмента и без ледобуров. Под его влиянием я тоже ходил соло в Адыр-су, впечатление прямо противоположное от коллективного восхождения. Я тогда еще понял, что ходить надо для собственного удовольствия и если в хорошей компании, то даже не важно, на какую гору и какой маршрут идешь."
 

           Вот что я помню.

           "Мне довелось увидеть этого легендарного человека (ещё тогда никому не известного) в мае 1981 года на чемпионате Москвы в Крыму в Ласпи. Почему-то среди многих незнакомых мне людей (а я приехал первый раз на крымские скалы тогда) он мне запомнился больше всех. Ну и Лёша Чертов (только что окончивший МВТУ и выступавший за Буревестник) – в ту пору растущая звезда скалолазания СССР, уже успевший в то время отличиться на первенстве СССР. Все приехавшие на соревнования дней 7-8 готовились, облепив нависающую 100 метровую скалу над дорогой Севастополь – Ялта.
            Среди них был небольшого роста парень, чуть моложе меня, мне показалось с неказистой внешностью и с фигурой совсем не скалолаза. Он был постоянным предметом насмешек и приколов со стороны маститых и примкнувших к ним скалолазов. На всё это он только отшучивался и спокойно и смущенно улыбался. Может быть, именно эти издёвки заставили его лазать в стороне по одному и тому же маршруту – крайнему, со стороны Севастополя – метров 90 высотой, очень крутой рельеф, по-моему, по щели он шел. А все пытались «насосать» большой балкон-камин по центру стены. Только и было слышно – «Карандаш! (а именно так тогда звали Киргиза) Иди сюда, научим тебя лазить по каминам (или что-то похожее, не менее обидное…)» Он что-то негромко и невнятно отвечал и лез дальше, спустившись – лез обратно, мне казалось - он сторонился публики.
           И все эти дни перед соревнованиями он не слезал с этого маршрута, мне казалось что лазал он как-то некрасиво, неэффектно что-ли, если не неуклюже, в отличие от красивого и лёгкого лазания «ящерицей» Чертова Лёши (сам то я только год занимался этим делом, а поди ж ты – уже "разбирался"… )…
           И вот – наступили соревнования. 
           В день, когда назначили индивидуальное лазание, неожиданно для всех оказалось, что оно пройдёт именно по тому, налазанному Карандашом, маршруту. Но все были в равных условиях – основная масса лазала там, где шли связки и парные гонки. И тут отличился Чертов Лёша со своим напарником Каячевым (тоже, как Карандаш, невысокого роста парень, очень цепкий). А на его маршруте Карандашу не было равных – он оторвался намного и лез великолепно и очень красиво, бежал по скале, если не летел! Под улюлюкание и крики - "Карандаш!  Зашнуривай!"
 Спустился парашутиком (и тоже под изумлённые крики зрителей) он уже другим человеком как мне показалось, весь светился. Он, помнится, весь сиял от счастья и сразу после победы и на следующий день на награждении. Этот триумф «гадкого утёнка» меня настолько поразил (и непрекращающиеся подколы в его адрес тоже, мол «насосал» маршрут и т. п. …), что я наснимал почти полплёнки слайдов на награждении. Карандаш вышел на награждение в своём в традиционном ярко-красном комбинезоне, сиял от счастья – только всё это и осталось в памяти. Роясь в своих старых запасах я эти слайды не обнаружил…           

           Потом, спустя несколько лет, услышал, что Карандаш - это уже Киргиз, ходит соло очень сложные маршруты на Кавказе, скрывается от начучей и ментов…. живёт в домике у Рудольфа на территории старого лагеря. И только потом много позже я понял насколько эти два человека были близки друг другу и дороги.

           Рудольф действительно не просто приютил Киргиза у себя в домике, а во многом помог ему, похоже по-отцовски, сформироваться как человеку и суперсоловосходителю.

           А в тот памятный майский день Саша стал чемпионом Москвы и КМС-ом."

           Немного дополню про Рудольфа.

           "Вообще, насколько мне известно, Рудольф Ефимов никогда особо не афишировал своё увлечение сольными восхождениями. Об этом знали только его близкие друзья. Но иногда всё же он говорил об этом. Вот в первый раз Рудольф рассказывал мне (где-то в 1985-86 может быть году был разговор), что он с фифами пролез лёд на Московском Комсомольце (над лагерем Уллу-тау). Просто шел разговор на складе насчёт снаряги и айс-фифи, он и рассказал. А недавно  нашёл ещё одно подтверждение тому, что он в ущелье ходил соло - http://www.ullutau.ru/routes/?id=5

           А насчёт спортивной формы Рудольфа сомневаться не приходилось. Он постоянно куда-то ходил, в новом лагере отстроил свой любимый теннисный корт и очень часто его можно было там видеть играющим в большой теннис…

           В 1989 я сидел у него с Колей Лоховым (его давним и близким другом) в домике и мы с Колей в очередной раз обсуждали куда бы сходить после стажировки. Он сказал – «Бросьте вы ерунду!» Снял со стены большую фотографию стены Джайлыка и, показывая маршрут, сказал – «Вот – дарю вам этот маршрут. Я его прошёл. Один. Можете сходить и оформить первопроход. Мне это не надо…». Я заинтересовался маршрутом – он показал ещё раз и сказал – даст консультацию при желании. Он долез до гребня и оставил на спусковом крюке красную тряпку, она пока не выцвела – можно маршрут найти. Маршрут начинается левее Ли, где-то недалеко… Интересно,- сходил ли его Киргиз?"

 

Вот какие воспоминания о Саше Шейнове прислал

Юрий Приходько

          "Прочитал воспоминания о Киргизе. Захотелось немного добавить. В ту пору, когда я познакомился с Шурой, я работал инструктором в Уллу-тау. У нас формировалась команда на первенство СССР в скальном классе на Ярыдаге от лагеря. В команде был Андрей Протасов, о нем, к сожалению я не прочитал ни одной строчки, а ведь это было братство - Киргиз, Рудольф, Протасов, Автомонов, Залевский - братство помешанных на горах, забегах. Я к ним примкнул в забегах, Шура тогда "привез" в забеге на пик Зимний мне 3 минуты. Я долго пытался отвоевать это время, но спорить в забегах с ним мне было сложно. Но я много насмотрелся на его технику, потом мне это помогало при забегах на Эльбрус и Корженевскую, на Коммунизма. Так вот мне надо было закрывать мастера и я не мог набрать полностью группу, Шура согласился идти, хотя на Уллу-тау он бывал не один раз. Мы шли группой 6 человек (Козачек, Протасов, Шура, я, Суворов и его напарник из Свердловска), параллельно шла четверка махачкалинцев - братья Смотровы и К. Мы правей - по островам, а они левей. Стартонули в 7 утра от бергшрунда и в 11 были уже на гребне, но до вершины надо еще идти по гребню. Я руководил восхождением и кому, как не руководителю идти на вершину за запиской. Так вот желание выразил идти со мной на вершину - это Шура, мол я был на вершине много раз, но принцип - на вершине надо побывать. Спускались по "доске" и к ужину были в лагере.

          Хотелось бы сказать огромное СПАСИБО Шуре и Андрюхе Протасову и Рудольфу за то, что встретились на моем альпинистском пути, от них я зажегся идеями умения работы в одиночку на маршрутах, на высоте - это один из ключевых моментов...."

 




Количество просмотров: 6