Память

Фотографии и письма Славы Котова
Вспоминая Славу Котова
Еще одна утрата
Не стало Славы Михеева
Памяти Виктора Ивановича Миронова
Не стало Михаила Семёновича Левина
Памяти Л.А. Белозеровой
Не стало Виктора Ивановича Миронова
Не стало Людмилы Белозёровой
Лёша Ильющенко. Два года
Сегодня ему исполнилось бы 60
Воспоминания о инструкторах старого Джайлыка
Фотоальбом 'Фотографии Чистякова Славы и Галайко Наташи'
Спортсмен
Прощание с Юрой Соловьёвым
Не стало Соловьева Юрия Александровича
Юрий Михайлович Малыхин. (статья на сайте "Саровский краевед")
18.08.1984. 30 лет трагедии на пике Победа
8 лет со дня гибели Петра Кузнецова
8 августа. 40 лет со дня трагической гибели Валерия Фёдоровича Мальцева
25 лет трагедии на пике Чатын
Памяти Михаила Фёдоровича Овчинникова
День рождения Виталия Форостяна
Не стало Владимира Васильевича Тамбовского
Ушел из жизни Алексей Ильющенко
16 августа - день памяти Кобякова Василия Петровича
Не стало Бори Корюхина
ЧЕЛОВЕК ИЗ АДЫРСУ. ПАМЯТИ ВАЛЕРИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА МАРКОВА (1929-1993)
Фотоальбом 'Сергей Гришутин'
ВИТАЛИЙ ФОРОСТЯН. Поклонник изящного слова
Женьке Лебедю - 60
19 августа. Светлой памяти Сергея Ляхова...
Ушёл из жизни наш друг Василий Петрович Кобяков
13 августа - день памяти Пети Кузнецова
На поляне Сулоева летом 2010 года
Лето 2007 года
Лето 2009 года
Нина
Нина
Черных Нина Евгеньевна
Виталий Форостян. Воспоминания Валерия Шакало
Виталий Форостян. Воспоминания Далиана Ласкавого
Виталий Форостян. Статья Агнессы Клоковой
Степанов Виктор Васильевич. Страница памяти
Горюн Александр Николаевич. Страница памяти
Срочно нужна фотография Саши Горюна
Объявление
Светлая память
Котов Вячеслав Викторович. Страница памяти
Шейнов Александр Владимирович. Страница памяти
Кузнецов Пётр Валентинович. Страница памяти
Овчинников Михаил Фёдорович. Страница памяти
Казаков Игорь Васильевич. Страница памяти
Ляхов Сергей Борисович. Страница памяти
Памяти Валерия Фёдоровича Мальцева. Стихотворение Василия Кобякова
Памяти Ольги Маркеловой. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Рудольфа Петровича Ефимова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Игоря Васильевича Казакова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Виктора Васильевича Степанова. Стихотворение Михаила Семёновича Левина
Памяти Виталия Форостяна. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Виктора Павловича Попова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина

Вспоминая Славу Котова

Опубликовал: Сергей Мухин
Дата публикации: 02.05.2017
Раздел: Память


Прикрепленные файлы

Острова в океане
Барбарисовый куст
Песня о войне
Крылатая ракета
Любовь
Дождь смоет все следы
Звезда
Ясное солнышко
Бричмула
Грин
Зеленая карета
Ну поедем со мной, ну поехали
Ну зачем ты дрался, барин
Три сосны под окном
Моя несравненная леди
Ясное солнышко
Ворон
Налей чайку зеленого, налей


                 Здравствуйте, Сергей! Шлю Вам Славины песни записанные на магнитофон гидрологом  авиационной ледовой разведки Ягубовым Ильёй Михайловичем в посёлке Черский (Якутия) осенью 1987 года. О событиях, предшествующих этой записи, у меня родился рассказик. Его я тоже высылаю Вам. И ещё один мой рассказик это штрих к портрету Славы, хотя прямых аналогий с ним проводить не стоит, по сравнению с первым почти документальным, второй рассказик не лишён вымысла. Оба рассказика опубликованы в журнале "Мир Севера" № 4 за 2013 год и № 2 2015 год и в моей книжке.

                   Ссылка на журнал: http://www.litrossia.ru/nordworld





                                           Славины песни


                 21 октября 1987 года впервые в истории  ледовая разведка  по маршруту Певек - Медвежьи острова - Черский для атомохода "Сибирь"не была выполнена из-за чудовищного обледенения.  Оно  началось на первом галсе у мыса Шелагский. Срывающиеся с кончиков винтов льдинки, ударяясь о фюзеляж ИЛ-14,  создавали впечатление  сыплющегося на самолет песка.
                 Это никого не взволновало -  такие условия полёта в осенней Арктике не редкость. Кромки крыльев покрылись тонкой корочкой прозрачного льда. На втором галсе после разворота на запад обледенение усилилось и с винтов полетели крупные куски льда,  удары которых о фюзеляж напоминали частую барабанную дробь. Сильного беспокойства это тоже не вызвало, антиобледенительная система работала, с кромок крыльев  набегающим потоком воздуха периодически срывало лед.
                 Всё шло как обычно. Рабочая  высота 100 метров, видимость под собой. Экипаж и гидрологи при деле. Очередной разворот -  легли на третий галс и началось -  самолёт стремительно начал обрастать белым ледяным панцирем. Лобовые стёкла замерзли и попытка командира очистить их с помощью штурманского транспортира через открытую форточку потерпела крах. Небольшая, очищенная поверхность стекла  мгновенно покрывалась толстым слоем рыхлого, белого льда. Плоскости перестали  сбрасывать лёд. Жучки-моторы затряслись и их необычная вибрация стала ощущаться в кабине. Барабанная дробь усилилась,  вероятно,  куски льда,  бьющие по корпусу всепогодного корабля,  стали крупнее.
                 Нужно было принимать решение: продолжать разведку или уходить от обледенения. Конец сомнениям положил первый сильный удар по обшивке. Впечатление было такое, что кто - то снаружи бросил в наш самолёт кирпич. Потом кирпичи стали попадать в наш лайнер всё чаще и чаще. Казалось, что огромные куски льда  хотели пробить обшивку и ворваться в салон. Машина отяжелела, вероятно,  она набрала не одну тонну льда. Поскольку полёт протекал на небольшой высоте путь к свободе от ледяных оков лежал только наверх. Командир корабля прекрасно это понимал и мы начали набор высоты.  
                 С выходом на берег облачность отступила и обледенение прекратилось, с винтов слетели последние кирпичи и ледяные песчинки, а вот на крыльях и фюзеляже лёд сохранился до посадки в Черском. По образному сравнению кого-то из лётчиков со стороны самолёт выглядел, как дед Мороз. Толщина ледовых образований на внешней кромке крыльев и в носовой части достигала примерно 15-25 сантиметров, а в плоскости вращения винтов на корпусе нашей ласточки после кирпичного обстрела остались глубокие вмятины.   
                  Кто- то из проходящих мимо техников спросил:  
                  - " Откуда такой?" 
                  Ответили: "С ледовой." 
                  "Заметно." - только и вымолвил любопытный. 
                 Пришли в профилакторий. Встретили Славу Котова. Рассказали ему про наш полёт. Тут же появились пять огромных бутылок портвейна и гитара. Потом к нам присоединились Саша Бутыленков   и ещё кто-то, всех не помню. Портвейн на столе обновлялся не раз, закуска была, как всегда, изыскана (дары Колымы на столе не переводились), но главное были Славины песни и не было пьяных...  
                  "Вот такая песня."  
 
                  Командиром в том полёте был Вова Замараев, гидрологи - Илья Ягубов, Юра Шарыгин и я, остальных членов экипажа,  к сожалению, не помню. Давно это было.  А номер нашей "ласточки"    61762.  
14.10.12. 
 
 
                  Памятник Ли-2 в Черском лето 1979 года. 
 

 
                                  Любовь к небу. 

                  Необозримые просторы астраханских степей, необъятные поля, засеянные сладкой, сочной ягодой... И над всем этим арбузным великолепием низко - низко летит маленький трудяга сельхозавиации Ан-2. Под мерный, бархатный рокот мотора командиру вспомнились тучи саранчи, с которыми  весной пришлось бороться экипажу "Аннушки." А сегодня под крылом арбузное море, которого могло и не быть.   
                   "Командир, прямо по курсу шалаш, арбузика хочется," - вывел командира из состояния философской  задумчивости второй пилот.  
                   "Спросим арбузик у сторожа," - отозвался тот.  
Послушная "Аннушка " сделала круг и плавно приземлилась, закончив свой пробег у шалаша. "Гостеприимство" сторожа оказалось столь  безгранично, что пилоты предпочли поскорее покинуть его владения. Лихой охранник грозился всех арестовать, отдать под суд и привести к знаменателю. При этом он часто переламывал старенькое курковое ружьишко  и зловеще досылал патрон в патронник. Обиженная "Аннушка" взлетела почти с места, рассержено  урча мотором, набрала высоту и спикировала на злобного стража арбузного поля. Эффект оказался потрясающим. Грозный дед бросил ружьё, на четвереньках добрался до ближайших лопухов и зарылся в них. Лётчики улыбнулись и полетели дальше.                                                                                                             
                   Но история на этом не закончилась. Дед, оказавшийся  ветераном Великой Отечественной войны, написал письмо в местный райком партии.  Начиналось оно так: " Я ветеран войны, ни разу в своей жизни не кланялся "мессерам" .....," -  и далее  на двух листах следовало подробное описание того, как "Аннушка" загнала  его в лопухи.                                                                                 
                   Секретарь райкома, прочтя письмо, посмеялся над ситуацией, но выводы сделал и меры принял незамедлительно. В авиаотряде на наказание тоже не поскупились: замполит долго и нудно говорил о чести советского пилота, об уважении  к ветеранам и соблюдении правил визуальных полётов. Командир отряда кивал головой... Итог -  лишение пилотского свидетельства.   
                   ... Прошли годы. Любовь к небу и друзья помогли пережить тяжёлое время опалы, а Север закалил характер. Слава стал снова командиром и занял левое кресло в кабине самолёта.                                                                                                    Такая песня... 
 
29.10.12.
                                                                         
Сергей Спирин 
 
 
 



© Спирин Сергей Алексеевич

Количество просмотров: 6