Память

Фотографии и письма Славы Котова
Вспоминая Славу Котова
Еще одна утрата
Не стало Славы Михеева
Памяти Виктора Ивановича Миронова
Не стало Михаила Семёновича Левина
Памяти Л.А. Белозеровой
Не стало Виктора Ивановича Миронова
Не стало Людмилы Белозёровой
Лёша Ильющенко. Два года
Сегодня ему исполнилось бы 60
Воспоминания о инструкторах старого Джайлыка
Фотоальбом 'Фотографии Чистякова Славы и Галайко Наташи'
Спортсмен
Прощание с Юрой Соловьёвым
Не стало Соловьева Юрия Александровича
Юрий Михайлович Малыхин. (статья на сайте "Саровский краевед")
18.08.1984. 30 лет трагедии на пике Победа
8 лет со дня гибели Петра Кузнецова
8 августа. 40 лет со дня трагической гибели Валерия Фёдоровича Мальцева
25 лет трагедии на пике Чатын
Памяти Михаила Фёдоровича Овчинникова
День рождения Виталия Форостяна
Не стало Владимира Васильевича Тамбовского
Ушел из жизни Алексей Ильющенко
16 августа - день памяти Кобякова Василия Петровича
Не стало Бори Корюхина
ЧЕЛОВЕК ИЗ АДЫРСУ. ПАМЯТИ ВАЛЕРИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА МАРКОВА (1929-1993)
Фотоальбом 'Сергей Гришутин'
ВИТАЛИЙ ФОРОСТЯН. Поклонник изящного слова
Женьке Лебедю - 60
19 августа. Светлой памяти Сергея Ляхова...
Ушёл из жизни наш друг Василий Петрович Кобяков
13 августа - день памяти Пети Кузнецова
На поляне Сулоева летом 2010 года
Лето 2007 года
Лето 2009 года
Нина
Нина
Черных Нина Евгеньевна
Виталий Форостян. Воспоминания Валерия Шакало
Виталий Форостян. Воспоминания Далиана Ласкавого
Виталий Форостян. Статья Агнессы Клоковой
Степанов Виктор Васильевич. Страница памяти
Горюн Александр Николаевич. Страница памяти
Срочно нужна фотография Саши Горюна
Объявление
Светлая память
Котов Вячеслав Викторович. Страница памяти
Шейнов Александр Владимирович. Страница памяти
Кузнецов Пётр Валентинович. Страница памяти
Овчинников Михаил Фёдорович. Страница памяти
Казаков Игорь Васильевич. Страница памяти
Ляхов Сергей Борисович. Страница памяти
Памяти Валерия Фёдоровича Мальцева. Стихотворение Василия Кобякова
Памяти Ольги Маркеловой. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Рудольфа Петровича Ефимова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Игоря Васильевича Казакова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Виктора Васильевича Степанова. Стихотворение Михаила Семёновича Левина
Памяти Виталия Форостяна. Стихотворения Михаила Семёновича Левина
Памяти Виктора Павловича Попова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина

Памяти Виктора Павловича Попова. Стихотворения Михаила Семёновича Левина

Опубликовал: Сергей Мухин
Дата публикации: 24.11.2008
Раздел: Память


                                           

                                             

 

                         Памяти Виктора Павловича Попова

                                 – дружили с 1966 г. по …

 

                  В.П.П.

 

Ледник свисал и был бескраен

в хаосе глыб, развале дыр -

река крутая ледяная

пересекала скальный мир.

Я шёл и падал, шёл и падал.

Но за рекою ледяной

Горы огромная громада

восстала гордо надо мной!

И отвращение к равнине

меня пронзило. С той поры

ловил я, стоя на вершине,

улыбку будущей горы.

И ничего уже не надо:

среди бессонницы ночной

Горы огромная громада

горит и тает надо мной...

Мои следы стесали годы.

Мои маршруты не трудны

тому, кто нынче едет в горы

на зов шестёрочной стены.

Но как отрава и отрада,

взойдёт над одурью земной

Горы огромная громада -

и не прощается со мной.

 

                               ( Ему не понравилось "Я шёл и падал": "Это убери!" )

 

 

                  ***

 

 

                  В.П.П.

 

Воздух холоден, сух и недвижен.

Где я: в городе? или в горах?

Звёздный шорох предутренний слышу.

Снег искрит. Раскрывается мрак.

Шаг упруг, и движения плавны,

по-мальчишески хочется петь -

это я восхожу, богоравный,

не в толпе, а по горной тропе!

Но смыкает толпу переулок,

и меня начинают толкать...

где ты, крест одиноких прогулок

через лес к языку ледника?

Где бергшрунды, чьи странные раны

сохраняются, склоны кроша?

Нет, я в городе - злом и обманном…

Ты мне чудишься, блеск Гарваша...

 

 

                      ***

 

 

           Средь белого торчком

           две льдины вдалеке -

           луны унылый ком,

           как реквием реке -

             в полозьях снега визг –

             морозный ветер гулок -

             узором снеговым

             изрезан переулок...

           Луна лениво бдит на привязи земной -

           о Боже милостивый, сжалься над луной!

           Две льдины, вы о чём

           печалите туман?

           Одна - могильный холм,

           другая - пол-холма...

             Скелеты мини-гор

             и память о Севане

             стирает - вот и стёр! –

             туман воспоминаний.

           Через туман есть мост. Там я стоял - один...

           бог Один, остуди воспоминанья льдин!

 

                           (У кого он вычитал про эти "скелеты"? у Гроссмана? у Мандельштама? )

 

                      Раздвинув мрак, сражались

                      поезда -

                      и гулко разъезжались

                      в никуда:

                      два света –

                      яркий миг - и снова тьма;

                      вам - эта,

                      нам - иная Колыма!

                      “...как по грибы, уходим по гроба...

                      и вся-то наша жизнь есть борьба !”

                      Мрак раздавил. Бороться надоело.

                      Уже во тьме

                                          строку припомни ты:

                      ДУША  СМОТРЕЛА С ВЫСОТЫ

                      НА ЕЮ БРОШЕННОЕ ТЕЛО”.

                      Раздвинув мрак, усталая звезда

                      стучит зубами над скопленьем льда.

                      А где снега упали на снега,

                      там два креста протянуты к богам,

                      и знаешь что? - как только мы умрём,

                      мы к тем крестам отправимся вдвоём:

                      раздвинем мрак, стремясь в просторе белом

                      протянутые

                                          приласкать кресты:

                      ТАК СМОТРЯТ ДУШИ С ВЫСОТЫ

                      НА ТО, ЧТО РАНЬШЕ БЫЛО ТЕЛОМ.

 

                                                        ***

 

 

          Всё о том же об одном сотни лет

          полуночного дождя сонный бред

          и пророческий рокот реки:

          “Ледники на вас идут, ледники!”

                Всё о том же об одном и вопрос,

                что нацелен на тебя, как обрез:

                как  уйти от монотонных угроз

                и мильонотонных низких небес?

          Нам навязана без правил Игра.

          За туманом не видны огоньки

          и дорога, ведущая в Храм…

          “Ледники на вас идут, ледники!”

                Сунуть голову в песок…

                всё забыть,

                а спустя какой-то срок

                угодить

                всё под тот же убийственный пресс

                отуманенных и низких небес...

 

                           ***

 

 

                     Все через это, раньше или позже,

                     проходят, как на выдохе стакан:

                     монтажник, над реактором ничтожен,

                     и космонавт, уже запаянный в скафандр.

                          Припев:    Корабль отчалил. На душе тревожно.

                                 Но он уже отчалил, - иному не бывать!

                                 И невозможно было, невозможно,

                                 и невозможно было нам не рисковать!

                    

                     Ты медлишь, как гвоздями приколочен.

                     Сквозь поры прёт, парализуя, страх!

                     Кто на скале живым остаться хочет,

                     навстречу срыву он обязан сделать шаг.

                         Припев.

                    

                     Не рисковать - а чахнуть еле-еле?

                     Не рисковать, а ждать, чтоб пробил час?

                     “Он альпинист, а умирал в постели,” -

                     пускай цитируется это не про нас!

                         Припев.

 

 ( Почему он не терпел горные стихи Тихонова?)

 

 

                                                      ***

 

 

 

                                  Попов говорил о ней: "Мадам…";

            мы сидели в его кухне, а над Эльбрусом зловеще висела "чечевица"…

 

                Говорят, что время - лучший лекарь...

                но тебя не исцелит оно!

                ...Высоко над куполом Казбека

                облачное спит веретено.

                       Не к войне оно, не к непогоде,

                       а  к  ночным родительским слезам:

                       души альпинистские восходят

                       в облачной подлодке к небесам.

                Собранные в облачной сигаре,

                взором устремляются к Горе,

                что себе на гОре покоряли,

                миг аварии коварной просмотрев.

                       И за это им из лета в лето

                       оставаться юными дано....

                       высоко за конусом Казбека

                       облачное ждёт веретено.

 

© Левин Михаил Семёнович

Количество просмотров: 7