Эхо гор

Пять маленьких точек
Вячеслав Ракитский. Выступление на вечере альпинистской песни памяти Анатолия Мошникова.
Горы
Старый Джайлык. Стихи
"Высота". Фильм Руслана Ганущака
Домбай-Ульген – эпизоды горы зубра
Кезо
Ленинакан - 88
Даша и Маша
Москва – Рига – Душанбе – Москва! С лёгким паром!
Пик Корженевской
Пик Ленина (непринуждённые беседы с Ильичём)
Рояль в горах (почти невыдуманный рассказ)
Сугран. (абсолютно правдивый рассказ)
Три начала альпинизма
Чегет – Чау – Тана (невыдуманный рассказ)
Я же говорил, что он профессор!
Памирский дневник
от Гумачей до Койавгана
Закрою сердце гитарой...
Об ущелье с любовью
Несмотря на обстоятельства..
По склону лыжники..
Как всё-таки здорово жить!!!
Стихи Виталия Форостяна
золотая осень..
Уехать..
Холодная ночёвка
Стихи Виталия Форостяна, Галины Крайновой (Шаталовой) и Максима Нестерова
Василий Кобяков. ПЕРПЕНДИКУЛЯРНЫЙ МИР. Стихи и песни о горах
Ностальгия-3
Помнишь, да?
"Непогода в горах"...
Поехали в горы!
За тех, кого люблю...
Ностальгия-2
Воспоминания "новичка"
Ностальгия

Москва – Рига – Душанбе – Москва! С лёгким паром!

Опубликовал: Геннадий Арутюнянц
Дата публикации: 04.03.2012
Раздел: Эхо гор


 

Москва – Рига  – Душанбе – Москва!  С лёгким  паром!

 

 

 

                                                                                                                     Этот  нелепый  случай  я  рассказал   на    дружеских

                                                                                                                     посиделках,    на   которых   обычно    рассказывают

                                                                                                                     необычные  байки. Оля  Алексеева  посоветовала мне

                                                                                                                     этот  случай  обратить  в  небольшой  рассказ.

                                                                                                                           Следую  её  совету.

 

 

          –   Смотри,  в  Риге  есть  команда  промышленных  альпинистов,  которые  ищут  инструкторов  для  восхождений  на  Памире, – сказал  мне  Горюн,  протягивая  газету  с  объявлением.

          –   Хорошо,  Шурик,  давай  съездим  завтра  в  Ригу  и  договоримся  с  ними, –   ответил  я.

          Перед  поездкой  купил  книгу  “Рижский  модерн”.  В  поезде  прочёл  её  и  решил,  что  весь  день  до  назначенной  вечерней  встречи  будем  ходить  по  рижскому  кольцу  модерна  и  изучать  его.

          Рига  на  рубеже  веков  недалеко  продвинулась  от  старого  города  с  древними  суровыми  замками.  Но  эпоха  модерна,  которая  длилась  всего  лет  десять,  сотворила  вокруг  старого  города  большое  модерновое  кольцо.

          До  революции  половину  населения  города  составляли  русские,  четверть – немцы.  Латыши  составляли  какую-то  часть  оставшейся  четвертушки.

          Кольцо  модерна  проектировали  и  застраивали  в  основном  немецкие  архитекторы  и  строители.  К  тому  времени  я  уже  был  немного  знаком  с  московским  модерном,  который  восхищал  меня  своей  изысканностью,  нестандартностью,  богатством  фантазии.  Особняки,  сотворённые  Шехтелем,  Тамановым,  Щусевым  и  другими  титанами  славного  племени  архитекторов,  изящны, полны  живой  мыслью,  творческой  фантазией,  словом,  каждый  из  них – шедевр.

          Рижский  модерн  не  произвёл  на  меня  впечатления  своими  достоинствами.  Он  мрачноват,  не  блещет  изысканной  фантазией,  встречаются  многочисленные  повторения,  а  с  одним  домом  даже  разразился  настоящий  скандал – архитектора  уличили  в  плагиате.  Он  построил  дом,  полностью  повторяющий  дом,  находящийся  в  провинциальном  германском  городке.   Словом,  после  “общения”  со  знаменитым  “Кошкиным  домом”,  на  крыше  которого  сидит  задравший  хвост  кот,   рижский  модерн  нам  наскучил.

          Пообщавшись  по  телефону  со  знакомыми  рижанами  и  пообедав  в  симпатичном  кафе,  мы,  наконец,  нашли  (не  без  труда)  в  тупике  товарной  станции  железнодорожный  вагон,  в  котором  нас  ожидал  “командор”  молодой  комсомольской  бригады  промышленных  альпинистов.  Летом  они  цепляли  свой  вагон  к  нужному  поезду  и  ехали  в  горы  повышать  свою  альпинистскую  квалификацию.

          “Командор”  комсомольцев,  некто  Рымаревич – полный,  совершенно  не  спортивного  вида  мужик,  говорил  много,  эмоционально,  но  толком  ничего  по  существу  не  сказал.  Он  красочно  описывал  нам,  как  был  инициатором  печально  известного  памирского  десанта,  в  котором  погибло  много  парней.  Их  ветром  снесло  на  скалы  и,  не  имея  достаточной  альпинистской  подготовки,  они  не  справились  с  возникшими  трудностями. Сам  Рымаревич  в  последний  момент  отказался  прыгать.

          Единственное,  о  чём  мы  с  ним  договорились – о  сроке  прибытия  в  Душанбе,  где  следовало  позвонить  его  супруге,  которая  должна  была  играть  роль  координатора.

          Шурик  в  последний  момент  отказался  лететь,  но  вместо  него  со  мной  полетел  молоденький  паренёк  из  бригады  Рымаревича.  Мы  с  ним  поселились  на  Душанбинской  базе  альпинистов.  Каждый  день  от  назначенного  срока  звонили  мадам  Рымаревич,  но  эта  курица  каждый  день  сообщала  нам,  что  сама  “страшно  волнуется”  и  “ума  не  может  приложить”,  где  же  её  супруг.

          Что  с  ними  произошло – я  мог  только  догадываться:  то  ли  их  по  ошибке  прицепили  не  к  тому  поезду,  то  ли  шутки  ради  отцепили  в  дикой  степи – словом,  этот  странновато-жуликоватый  тип  не  довёз  свою  команду  до  Душанбе.  Оставалось  надеяться,  что  судьба  этих  парней  не  была  столь  же  печальна,  как  судьба  ребят – парашютистов.

          Всё!  Больше  никогда  не  буду  иметь  никаких  дел  с  придурками  и  жуликами!

          У  меня  оставались  деньги  только  на  обратный  рейс  и  большую  дыню.

          Уверен,  что  я  побил  рекорд  нелепости,  поставленный  Женей  Лукашиным  с  помощью  его  “тренера”  Эльдара  Рязанова.  Разница  только  в  том,  что  этот  персонаж  летел  на  северо – запад  абсолютно  пьяным  и  не  по  своей  воле,  а  я  на  юго – восток,  будучи  абсолютно  трезвым  и  по  своей  дурацкой  воле.

          Единственный  человек,  который  был  абсолютно  счастлив от такого  поворота  событий – моя  мама,  когда  я  неожиданно  появился  к  праздничному  застолью  по  поводу  её  дня  рождения,  целый,  невредимый  и  с  большой,  роскошной,  душистой  ферганской  дыней  под  мышкой!

 

 

 

 

 



© Геннадий Арутюнянц, "Книга невыдуманных рассказов и избранных эссе"

Количество просмотров: 4